(no subject)



Все слова теперь кажутся незнакомыми
Каждое слово в горле не умещается
Лишь на бумаге плоское, смыслы такие объемные
Я же поэт, мне велено с ними маяться

Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Утро

Рита обнимала маму и почувствовала, что лишний час вот-вот закончится. Надо было улетать. И хотелось лететь на Марсово поле. Но она не успела и остаток пути шла пешком. Ее метла превратилась зонт-трость и очень вовремя, потому что начался дождь. Он пролился кротким шквалом и быстро закончился. Занималось утро. Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Исход сражения

В тот момент, когда начался лишний час, на Марсово поле действительно спустился Дракон. Он кружил над землей. Его мелодичная чешуя звенела, как множество серебряных колокольчиков. Он захватывал когтистыми лапами смоляных недругов и сбрасывал в реку. Утомленные, измученные волки возобновили атаки. Дракон защищал волков и от черных снарядов башни, что позволило другим FT лететь к людям. Все получили важную новость. Она разлетелась быстро, как разлетается истинно благая весть.
Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Collapse )

Смола двинулась на лес. Волчьи голоса смолкли разом. Черный волк ринулся вперед, и следом за ним вся стая. Живая серая волна ударила липкую рать и отхлынула. Смоляное войско словно оплавилось от волчьей атаки. Тогда стая врезалась в нее еще раз и еще, оставляя рваные вмятины в строю врага. Но смола, появляясь из реки, непреклонно шла вперед.
Тогда волки сменили тактику. Они наскакивали на смоляных людей друг за другом. Волк, соприкасаясь со смолой, как-то ее трансформировал с помощью роя. Смоляной человек скукоживался, либо же у него отваливалась рука или нога, в зависимости то, того куда волк целился. Волки нападали непрерывно. После удара волк бежал в лес, чтобы разогнаться и ударить снова. Вскоре в рядах врагов наметились углубления. Показалось даже, что их можно разделить на части, а части окружить волчьим кольцами и уничтожить.
Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Глаша

Рита спустилась на Глашин балкон и постучала в стекло. В комнате присутствовал мужчина. Он сидел за компьютером и был увлечен настолько, что не обращал внимания ни на что в том числе и на странную гостью на балконе. Минут через десять в комнате появилась женщина и вся просияла, увидев Риту. Пухленькая и невероятно милая Глаша сердечно обняла ведьму и предложила пройти на кухню. Мужчина за столом продолжал сидеть, уставившись в монитор, но Рита все равно по пути на кухню учтиво поприветствовала его.
Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Грязь

В город пришли теплые дни, и весна готовилась обернуться летом. Возможно, существует в мире что-то еще такое же нежное и волшебное, как весна в Петербурге, но мне трудно представить. Небо, обычно низкое и тяжелое, вдруг наполняется светом, и, точно оживший парус, взмывает вверх. Зеленая легкая дымка молодой листвы сначала едва просвечивает, но под солнцем разливается густой акварелью, отчего парадный Петербург делается действительно парадным и вместе с тем кажется юным, безусым отпрыском почтенного рода аристократов.
Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Рита

Рите не хотелось думать ни о каких-то часах, ни об FT или Тайном Городе. Рита была влюблена, и ей нравилось чувствовать то, что она чувствовала. Ритин человек, правда, много работал, и встречались они не так уж часто. Но это скорее было хорошо, чем плохо. У них, конечно, происходила всякая соответствующая ситуации романтика. Нельзя сказать, что вот лично Рита считала романтику обязательной и вообще хоть сколько-нибудь полезной. Но на этот раз ей хотелось, чтобы все складывалось правильно. Раз нужна романтика, значит, пусть будет. Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Колдун

Потом оказалось, что Наташа – социальный работник, приходит к Игнату Ивановичу три раза в неделю, приносит продукты и делает кое-что по хозяйству. Дед вроде как совершенно одинокий, хотя может и нет, Сеня не уточнял. Но кто-то ему точно помогает, потому что всегда у него прибрано, есть еда, и сам он довольно ухоженный. Сеня не особо задумывался, просто приходил время от времени, гулял с собакой, выполнял Наташины поручения и иногда сидел с дедом. Игнат Иванович разговорчивостью не отличался, ничего про свою прошлую жизнь не рассказывал. Collapse )

Пятая Петербургская повесть

19.jpg

Семен

Семен приехал в Горелово днем около двенадцати в среду. Он был студентом и мог себе такое позволить. Сеня – молодой человек среднего роста, худощавый, но все-таки не совсем дрищ, мало чем отличающийся от сверстников. Единственное, что его выделяло, он уже считался колдуном. То есть не совсем еще, только искал свой орден. Но все равно уже осознавал себя как FT, что весьма необычно. Collapse )