?

Log in

No account? Create an account
10647125_10204463139485764_8618951037923059818_n

56409_original

...Свобода —
это когда забываешь отчество у тирана,
а слюна во рту слаще халвы Шираза,
и, хотя твой мозг перекручен, как рог барана,
ничего не каплет из голубого глаза (с)
И. Бродский



Евангелие от Иоанна

12:24. Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное
зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно;
а если умрет, то принесет много плода.

...отыскивал звезду на потолке,
она, согласно правилам сгоранья,
сбегала на подушку по щеке
быстрей, чем я загадывал желанье.

Иосиф Бродский.
1977 г., Ann Arbor
Кто знает слова состоящие из более, чем одной буквы, но не имеющие слогов? Строго говоря, слог, конечно, есть, но это все же не типичное сочетание гласного звука с согласным. Нигде пока не нашла, как называется это явление. Я тут осознала, что знаю одно такое. Нет, уже два)) нет, все-таки три)))
Да их на самом деле много))
Вот мои:Свернуть )

Метки:

Ехали цыгане
Кошку потеряли
Кошка сдохла
Хвост облез
Кто промолвит слово
Тот ее и съест (с)

Вот примерно нечто подобное я чувствую в связи с данным ресурсом. Десять лет назад жж был для меня способом и лучшим поводом для стихосложения. Если бы не он, я возможно и не начала бы так много писать. Словом, спасибо за все, что было. Но больше я сюда ничего публиковать не буду. Я бесконечно благодарна всем, кто меня читает. Публикую пока только здесь:

https://vk.com/id17736235

http://www.proza.ru/avtor/puresalt

https://www.stihi.ru/avtor/puresalt

Более всего предпочитаю ФБ. Ира Соль

P.s. Жалко классные названия pure-salt, thalking-paper. Страшно жаль martyshcka ((( Впрочем, наплевать! Будет что-то другое, что-то лучшее
Мой драгоценный, мой драгоценный!
В тебя, как в сердце мое прицельно
И также больно и, несомненно
Я также падаю на колени

Но даже если не ты, а кто-то
Совсем другой, не родной, далекий
Я также падаю на колени
Осколки в сердце достигли цели

И если гибнут и если тают
Они, увы, никогда не узнают
Что кто-то падает на колени
Чтобы их души в небо взлетели

03.04.2017

Метки:

Спорт - гигиена ума

Вот уже несколько дней я готовлюсь написать это важный для меня текст. Хочу поделиться тем важным опытом, который приобрела за прошедший год. Я буду писать про спорт.
Близкие подарили мне клубную карту на прошлый день рождения. Думаю, сделали они это, потому что я пребывала в чрезвычайно подавленном настроении долгое время. И все очень переживали, что я в итоге брошу тренировки. А у меня не то, чтобы было все из рук вон плохо. Совсем нет. Накопилось много психологического напряжения и моральной усталости от монотонных повседневных забот. Я и теперь тоже часто устаю, но это усталость другого рода. Моя нынешняя усталость наполнена чувством удовлетворенности от проделанной работы и радостью, что я, оказывается, многое могу. С самого начала, я не ставила себе задачи непременно похудеть и обрести модельные формы. Мне собственно это не было нужно. В смысле внешности я собой была довольна, хотя, конечно, лишние килограммы присутствовали и стесняли движения. Мне почти сразу стал интересен психологический аспект тренинга. В самом деле, разные тренировки по-своему работают на ментальном уровне, оказывают различные воздействия на состояния ума. Я, разумеется, опираюсь на собственные ощущения и не претендую на абсолютную истинность выводов. Словом, могу заблуждаться. Но вот, что я чувствую. Кардио снимает напряжение и наполняет энергией действия. Силовой тренинг укрепляет дух, придает внутреннюю силу, тренирует волю к успеху. Функциональный тренинг и пампинг с небольшими или средними весами на большое количество повторений усиливает внутренний огонь и либодо. При этом вы можете такой энергией управлять и направлять ее в нужное русло, она больше не владеет вами тотально. Йога успокаивает ум, учит внутреннему балансу.
Работа со спиной, укрепление мышц этой области – это основа основ в смысле психологического здоровья. Спина и плечевой пояс, пожалуй, одни из наиболее уязвимых зон. Они собирают в себе все тревоги и страхи, являются неким громоотводом, переводя ментальное напряжение в напряжение физическое. Часто подобные состояния мы даже не в силах до конца осознать и отследить, потому что те повторяются изо дня в день и становятся привычными. Когда мы нагружаем мышцы в зале, мы работаем с мышечными зажимами. Потому что вслед за интенсивным напряжением от нагрузки, всегда следует расслабление. Поэтому, кстати, очень полезны растяжки проработанных мышц. Т. о. раз от раза мы влияем на первопричину. Иными словами постепенно вещи, казавшиеся нам непреодолимыми и гнетущими, предстают в совершенно новом свете. Одним из первых лично моих переживаний такого рода стало осознание, что жизненные трудности – это не наказание, а задача, которую нужно решить. Так появился хороший азарт.
Другая не менее важная область, связанная с пролонгированным напряжением – это пресс или кор. Живот от слова жизнь. Жизненно важные органы собраны в нем, здесь также находится сердцевина нашей жизненной силы. Когда мы не умеем правильно ее распределять и пополнять, мы начинаем испытывать ее нехватку. Так же мы чувствуем апатию и слабость, когда область живота сильно зажата. Такие зажимы чаще всего связаны с эмоциональной сферой. Все подавленные и отвергнутые нами переживания и чувства собираются здесь. Недовольство собой, ощущение, что мир несправедлив, ощущение себя в качестве жертвы обстоятельств – все это и не только собирается в области живота. Укрепляя мышцы кора, мы даем себе возможность на психологическом уровне проработать подобные травмирующие конструкции, постепенно трансформируя их. В какой-то момент меняется взгляд на ситуацию, меняется трактовка тех или иных вещей, причем вам не приходится долго анализировать свою проблему, копаться в ней. Вы лишь замечает возможность там, где раньше была безысходность. Вы начинаете двигаться в новом направлении и обнаруживаете путь на месте тупика. Естественно, все очень индивидуально, и в итоге без осознания подавленных глубинных переживаний не обойтись. Но осознание более не является таким болезненным и тяжелым. Оно протекает естественно, как освобождение от бремени.
Теперь про руки. Руки имеют несколько важных психологический аспектов. Во-первых, аспект действия, воплощения в жизни идеи и образа, а во-вторых, аспект взаимодействия с миром и людьми. Нет нужды объяснять, сколь много трудностей тут может возникать. Сильные руки позволяют доводить дело до конца, быть упорным в достижении цели, но кроме того, доверять собственным силам и возможностям, верить в себя. Так же сильные руки позволяют избавиться от навязчивой потребности в одобрении окружающих. В межличностном взаимодействии вы становитесь более независимыми и свободными. Вам легче общаться, проявлять истинные чувства и выражать настоящее отношение.
Ноги – конечно же, опора и устойчивость. Сильные ноги позволяют ощущать себя увереннее в вопросах карьеры и материального достатка, избавляют от излишней тревоги о завтрашнем дне. Психологически вы более стабильны. Особенно это важно для людей с подвижной нервной системой, чрезвычайно реактивных. Тренинг ног, особенно в силовом режиме, помогает обрести некий условный центр тяжести, который удерживает движение психики от слишком высоких амплитуд.
Я пока не особенно преуспела в развитии грудных мышц, но могу предположить, что такой тренинг способствует ощущению защищённости личностных границ, балансу в сфере высших эмоций, а также дает чувство безопасности в связи с переживанием оных.
Теперь о правильном питании. Если отбросить этот навязчивый мотив о сухой и идеальной фигуре, который часто является препятствием на пути к психологическому здоровью, то ПП оказывается идеальным способом гармонизировать собственную жизнь. Потому что отлично проявляет нездоровые тенденции в пищевом поведении. И дело даже не в том, что мы то, что мы едим. Хотя это действительно так. Способность отличить настоящую потребность организма от психологической компенсации – важный этап на пути к здоровой личности. По сути через аппетит наше тело общается с нами, сигнализирует о важном и необходимом. Когда поступает требование вредной еды в чрезмерном количестве, то следует задуматься, какие нездоровые тенденции компенсируются таким образом. Ведь тело устроено как идеальная система и все в нем подчиненно вопросу выживания. Ему не интересна эта наша рефлексия, оно весьма рационально. И если оно решает, что нужно пить, либо курить, либо объедаться, то так оно выбирает меньшее из двух зол. Следовательно, наша задача выявить и устранить то бОльшее зло, которое и провоцирует на различные вредности. Кроме того качество еды, способ ее употребления, время, а также количество оказывают прямое воздействие на общий психологический фон. Вы можете заметить, что те или иные вкусы активизируют те или иные психологические качества, что подробно изложено в аюрведе, а я не достаточно компетентна, чтобы описывать здесь. Однако отмечу, что избыток сладких вкусов замедляет мышление, вызывает апатию, провоцирует лень. Словом, внимательно следите за составом вашей пищи. Она должна быть достаточной и сбалансированной по составу. Слушайте сове тело, как учителя, любое слово которого ведет к освобождению. Ведь тело всегда мудрее, потому что лишено привязанностей и страстей. И плевать триста раз на эталоны внешности. Я для себя решила, что пусть мое тело само определит, сколько оно должно весить, сколько ему нужно жира и мышц. И хоть это довольно непросто, я стараюсь следовать его решениям, и пока оно меня ни разу не подвело.
Я определила для себя три самых важных правила ПП:
1. Самая обильная еда – завтрак
2. Углеводы в первой половине дня, белки - во второй
3. Медленные угли (овсянка, гречка, перловка, булгур) избавляют от тяги к быстрым (сладости, выпечка) и должны обязательно присутствовать в рационе.
Действительно, ПП – это очень и очень непросто! Нельзя проснуться однажды утром и перестать объедаться шоколадом. Это долгий путь и пройти его успешно получится лишь с большой любовью к себе и терпением. Я много раз саботировала ЗОЖ вечерними печенюшками, превышала допустимый калораж страшно сказать насколько. Но постепенно организм и сознание перестаивались и отказывались от вредной еды. Но самое интересно в том, что, отказываясь от нездоровых пищевых привычек, я дала себе возможность обнаружить нездоровые психологические тенденции. Между ними существует прямая и тесная связь. Хотим того или нет, но мы взаимодействуем с миром при помощи различных поведенческих паттернов, которые формируются на протяжении всей жизни и в конечном итоге определяют нашу индивидуальность. Трудность заключается в том, что самостоятельно довольно трудно осознать их как алгоритм и соответственно скорректировать, если какие-то из них не работают либо работают не правильно. А хорошая новость - все маленькие психические конструкции являются частью одной большой системы, которая называется личность, т.е. они не существуют сами по себе. И любое системное изменение воздействует на остальные компоненты в той или иной степени. Поэтому меняя собственные простые привычки – как есть, во сколько вставать и т.д. – мы опосредованно меняем способы реагирования и, как я уже писала, начинаем видеть путь там, где раньше видели тупик.
Что касается меня, за прошедший год я сделалась крепче духом. Могу дать разумный отпор, где раньше боялась, но так же могу промолчать, где раньше обижалась и лезла в драку. Я стала спокойнее и уравновешеннее. Я много улыбаюсь. Я приняла жизнь такой, какая она есть, и мне больше не кажется, что на других полянках трава зеленее. Моя производительность выросла в разы. И хотя я трачу много времени на тренировки, успеваю теперь гораздо больше. Отдых – это смена деятельности. Впрочем, иногда все же люблю повалять дурака, но реже теперь, когда совсем уж устала.
Поэтому я считаю, что спорт – гигиена ума. Подумайте, наши тела созданы сильными и выносливыми. В современном мире мало возможностей реализовать это. И подобно мощным, но простаивающим предприятиям они ржавеют и мстят глупым хозяевам болячками и неврозами. Тело не любит болеть и оно всегда подскажет, что нужно есть, что делать, важно лишь научиться слышать.

Метки:

27 мар, 2017

Слушайте, я, естественно, не могу оставаться спокойным наблюдателем. Т.е. я наблюдатель, но далеко не спокойный. Меня бесконечно волнует то, что происходит в нашей стране прямо сейчас. Я дико боюсь немирного сценария! И единственное, что я, наверное, могу сейчас сделать - это задавать вопросы. Вернее, искать правильные вопросы. Правильные вопросы, возможно, самое сейчас важное. Вот, например, так ли важно, что кто-то там ворует, если спросить самого себя: я бы стал воровать, имей я такую возможность? Ворую ли я прямо сейчас, пусть даже по мелочи? Свободен ли я от кумовства и протекции? Не мечтал ли я когда-нибудь о покровительстве? Имею ли право я вообще кого-то обвинять, если я сам небезгрешен? И что в таком разе я, прежде всего, должен сделать? Наверное, сначала мне нужно как-то самому измениться? Что-то сделать со своей жизнью, Возможно, поменять что-то в собственной картине мира!
Ну, отчего же мы ходим по кругу?
Месим ногами все ту же пыль?
Что впереди? Разобрать без испуга
Трудно, поскольку там тот же тыл

Те же фантомные дикие боли
Та же тоска в глазах
Так же боимся, но верим в неволю
Как и сто лет назад

Мальчики юны, безусы, безумны
Как мотыльки на свет
Снова летят в эти пекла угрюмые
Смысла в которых нет

Что же такое случается с нами?
Свой бесконечный репит
Мы произносим, как мантру устами
От коей душа болит

Ну, поменяйте в ней гласные звуки
Перемешайте слова
Пусть эта мантра пророчит не мУку
И этим хоть будет права

Надо менять по чуть-чуть, понемногу
Учиться смотреть поверх
Ибо ученье угодно Богу
Ибо невежество – грех

Что же мы ходим? И что же мы месим
Вечное наше дерьмо?
В тысячи музык не слышим тех песен,
В которых все сказано?

26.03.2017

Метки:

Про время

На пепелище, ты знаешь, растет трава
Всегда прорастает то, что казалось мертвым
Но главное разобраться, что значит всегда
Как сумма мгновений, границы которых стерты

И вот он тот миг, который не удержать
Ты только подумал, а он уже стал пропавшим
И вот эти реки, что, кажется, могут все, но не могут вспять
Бежать за тобой не теперешним, а вчерашним

И пыл, что на завтра готовится стать пожаром
И пыль от вчера, как прочный надежный тыл
И только сейчас всегда и дается даром
И ты это знал, да только вот позабыл

Послушай, я ничего не могу исправить
Я только могу украдкой считать часы
В которых записано все, что возможно истратить
Но если боишься, потратят тебя они

А значит, не удивляйся, что время бренно
Да-да, не тело, а точечки под стеклом
И стрелки, что медленно ходят и непременно
Все самое важное двигают на потом

21.03.2017

Метки:

Темная роза полночного неба, и это
Между днями мгновение кажется самым светлым
Хоть нету света
Но усыпан огнями застывший, как свечка, город
Фонарей? Господь с вами! Любовей, что льют за ворот
Вперемешку с дождем соленый нектар и порох
Мы – огниво, касаясь друг друга, рождаем искры
Как багряная роза, распускается пламень чистый
И растет до небес, и, ты знаешь, мой милый, это
Лучший способ одним оказаться в итоге пеплом

17.03.2017

Метки:

Пестики-тычинки...

Пестики-тычинки лилии-кувшинки
Хочется на остров под вуаль из дымки
Хочется под парус и клылом на ветер
Хочется стеклярус спрятанный в газете
Рабросать горстями на песок соленый
В Питере ночами вечно снится море

14.03.2017

Метки:

Киты прилетели и не о чем больше плакать
Мечты превратились в скрипичные тонкие знаки
И в ноты, что виснут и виснут, как капли на струнах
Мечты превратились в горячие полные луны
И в дюнах застыли на якорях белые судна
Теперь каждый день под вечер становится судным
Но милует, все-таки милует глупых. Подспудно
Его приговор исполняя ежеминутно,
Мы тонем в любви и уходим в нее с головою
Но день исчезая, нам правды своей не откроет
И только, когда остаешься один и голый
На новый рассвет, как ребенок, глядишь с укором
Но не о чем плакать! Ведь не о чем плакать! Правда?
Ведь каждый из нас заранее будто оправдан
Тогда уходи с головою, как есть, не думай
Что видят тебя целиком эти желтые луны
Что видят насквозь и вовсе не осуждают
Что ты в двух шагах, но не видишь, как близко от рая

12.03.2017

Метки:

Марта

Если бы вы знали, что такое вода. Много воды. Так много воды, что вы забываете о существовании суши, и в вашем сознании не остается ничего хоть сколько-нибудь надежного. Ни единого воспоминания, которое можно было бы с уверенностью обозначить странным словом «быль». Фантазии, страхи, сны беспрестанно перетекают друг в друга, избегая определенной границы, и так обрамляют саму реальность, а порой даже создают ее, что понятие реального стирается вовсе. И остается лишь странная форма существования или даже бытия, в котором напрочь отсутствуют норма и нормальность. Происходящее оказывается не более чем фактом, который никто не может ни подтвердить, ни опровергнуть.
Марта как-то давно очнулась на крыше полуразрушенного дома. Очнулась одна. Она не помнила ничего, что происходило с ней до этого момента. Она даже не была вполне уверенна, что она именно Марта, а не скажем Мирра или Моника. Или, к примеру, Миранда-Амалия Монтескью. Внизу была сырость, вверху – солнце. В общем, почему бы ей не быть Мартой? Удивительно, что она ни по кому не тосковала. Ведь были же у нее какие-то близкие. Ну, или хотя бы родные. Ну, хоть кто-то должен же был быть! Но сердце упорно молчало, и в душе не рождалось ни намека на крепкие давнишние привязанности. Она стала думать, что вероятно была жуткой сволочью и эгоисткой, коль совершенно не скучает и тем более не помнит никого. Возможно, что она улыбалась кому-то и говорила: Как же я тебя люблю! А на самом деле ей было абсолютно по барабану. Возможно, даже она поступала так, поскольку так следовало, и еще все остальные тоже так поступали. И вот ее теперь наказывают, за черствость и пустоту. Тогда, какого же черта, она тут совсем одна? Марта обычно на этом вздыхала и прекращала на время думать о том, чего не было в ее голове, то есть о прошлом.
С тех пор, как она очнулась на крыше, зима приходила два раза. И оба раза Марта была близка смерти. Близка настолько, чтобы перестать ее бояться, но не настолько, чтобы перестать существовать. Словом, она оказывалась на очень тонкой пограничной полосе и каким-то чудом сходила с нее в правильную сторону. И хоть она желала сойти именно в сторону жизни – желать иного представляется чем-то болезненным и ненормальным – она все же не была так уж убеждена, что выбор верен. Во всяком случае, найти для него маломальских весомых причин она пока не могла.
Место, где она оказалась, было не то, что странным. Оно было фактом хотя бы потому, что других вариантов более не существовало. Это был пустой полуразрушенный город, полностью затопленный водой. Вода почти достигала последних этажей довольно высоких его зданий. Та часть города, которая была доступна Марте для исследования, состояла в основном из некогда жилых высоток. Во всяком случае, только их обгрызенные не то землетрясением, не то бомбежкой тела возвышались теперь на водой. Сам вид этих строений был несколько поэтичным и даже возвышенным. Они, как огромные вафли с обломанными краями и неприкрытой начинкой, мокли в грязном сиропе чудовищного катаклизма. Вернее его последствий. Марта практически сразу распрощалась со способностью удивляться, в нынешних обстоятельствах это свойство не имело ни смысла, и пользы. Но время от времени ее все же посещало чувство отдаленно схожее. Действительно, вид разрушенного и затопленного города не был чудовищным, а стал даже обыденностью для его единственной обитательницы. Однако, мысль о том, что здесь некогда произошло, могла повергнуть в шок надолго. Слава Богу, ей не попадались тела погибших. То ли все случилось слишком давно, то ли еще по какой-то причине. А может быть, люди просто успели спастись перед катастрофой. Пусть будет последнее. Однако она все еще находила приметы прошлой жизни, естественной и правильной, такой, какой она должна умещаться в сознании. С оставленными на столах газетами, с бельем, загруженным в стиральные машины, с кастрюлями на плитах, неоплаченными счетами и почтой. Расколотые соты домов обнажали интимные внутренности, обычно не доступные взгляду. Детские кроватки, кресла-качалки перед телевизорами, распахнутые платяные шкафа, из которых порой выныривало от порывов ветра кружевное неглиже. Постапокалиптический пейзаж с обрывками устаревшего мира, который теперь казался нелепым и бестолковым, но таким все же милым. И даже если она сто миллионов раз ненавидела подобную жизнь раньше, страстно желала ее сейчас и не могла получить. Впрочем, Марта не была уверена, что ненавидела ее в прошлом. Она просто узнавала какие-то обнаруженные предметы, их свойства и смыслы, их предназначение. Прикоснувшись к красивой дорогой расческе, она дорисовывала в сознание ту картину мира, где эта вещь могла бы быть уместна. Но через миг картинка рассыпалась на сотни разрозненных фрагментов, потому что эта красивая вещица уже являлась частью нынешнего бытия и на прочее была не способна.
И все-таки Марта не тосковала. Она была постоянно занята делом. Она находила себе занятия, ибо это так помогало упорядочить разрозненные куски сознания и пространства. Та крыша, где она очутилась, оказалась не крышей, а техническим этажом многоквартирного дома, такого же, как и прочие. Она спустилась на этаж ниже. Он не был затоплен, и можно было выбрать себе место для жилья. Естественно, ни о каких коммунальных благах цивилизации речи не шло. Но, побродив по дому из квартиры в квартиру, она насобирала кучу всяких полезностей - спички, зажигалки, консервы, теплую одежду - словом, все, что могло понадобиться на первое время. Самой большой проблемой стало отсутствие питьевой воды. Боже, как смешно, посреди затопленного города помирать от жажды. Вода снаружи была довольно мерзкой и совершенно не пригодной для употребления внутрь. Тогда Марта начала собирать и кипятить на открытом огне дождевую воду, благо дожди для этих широт оказались не редкостью. В общем, чтобы жить завтра, надо было очень постараться сегодня. Со временем Марта смастерила себе нечто вроде плота из мебели, чтобы наведаться в соседние здания. Постепенно зона ее исследований заметно расширилась и Марта начала составлять карту местности. Когда наступила жара и вода хорошо прогрелась, Марта пыталась нырять, чтобы изучить подводную часть города. Поскольку она не была хорошей ныряльщицей, мало, что смогла выяснить. Но все же поняла, что до дна очевидно очень далеко. Возможно, даже там глубокие разломы размерами с Мариинскую впадину. Значит причиной всему скорее природный катаклизм. Хотя может быть и техногенная катастрофа. Тогда Марта стала думать про радиацию или возможную незримую заразу, которая прогнала от сюда людей. Но довольно быстро успокоилась на сей счет, поскольку у нее не было будущего, за которое следовал бы волноваться.
Марта выживала. Тело практически не подводило ее, за исключением тех двух зим. Гибкий и практичный ум подсказывал нужные решения, находил правильные ответы для каждодневных вопросов. Но! Но все это трудно было назвать жизнью. В этом отсутствовал смысл. Она каждый день выполняла трудную задачу продлить собственное существование, но не имела ни повода для этого, ни желания. В какой-то момент у нее появилось одно единственное стремление, но скорее потребность отыскать живое существо. Она отправлялась все дальше и дальше в город с тайной надеждой встретить хоть бы кошку или собаку. Но даже птицы почему-то не прилетали к ней. Однажды она уплыла на своем плотике очень далеко, ночуя по пути в других домах. Марта даже едва потом отыскала свое обжитое жилище. В этой длительной экспедиции самое близкое к постороннему существу, что она нашла, оказались манекены в здании торгового центра. Марта тогда разревелась обнимая нелепую анорексичную фигуру со скошенной полетом дизайнерской мысли головой. В моле нашлось множество полезных вещей, в том числе надувная лодка и разнообразный походный инвентарь. Однако Марта полчаса рыдала в голос и не могла остановиться. После подобралась, тряхнула головой и принялась упаковывать найденное барахло. Дела, дела, дела… Такие дела…
В первый раз они прилетели, когда стало очень тепло. Это случилось под вечер. По перламутровому небу медленно разливались разноцветные чернила заката. Солнце тонуло в облаках, раскашивая рыхлую вату в сказочные оттенки золотого и алого. Марта сидела на крыше, обхватив колени, и ни о чем не думала. Сперва, в обычной густой тишине прозвучал далекой вспышкой протяжный не то крик, не то вой сирены. Звук казался одновременно и низким и высоким, слегка вибрировал, но самое главное он приближался. Как удивительно преображается мир от одного только звука! Чистое густое тягучее гудение сменялось тонюсеньким писком, а потом делалось похожим на скрип дверных петель, затем стремительно поднималось вверх и обрывалось. То звучало, как флейта, то рокотало и влажно булькало басами. Марта не могла понять, было ли это существо или группа существ, и кто вообще может издавать подобное. В том, что звук был живым, Марта не сомневалась. Он звучал так, будто в нем была душа. И, кроме того, он звучал так знакомо, но сознание отказывалось подобрать под него подходящий образ. Марта, захлебываясь неровным дыханием, ждала появления таинственного источника, а вернее творца. В пальцах неистово колотился пульс, будто она держала в руках собственное сердце. И вот, наконец, в драматически прекрасных разводах уходящего дня царственно и грациозно выплыли из облаков огромные темно-синие киты с белыми животами и длинными заостренными плавниками. Они именно что плыли по воздуху, как в воде. И пели свои дивные китовии песни. Марта вскочила на ноги и побежала к самому краю крыши, будто хотела взлететь к ним, будто такое было возможно. Киты неторопливо кружили высоко в небе над мартиной крышей. Они словно подавали ей знаки или приветствовали. И тогда Марта заорала во весь голос, подражая им. Но скорее пытаясь ответить, откликнуться на живой привет других существ. Тогда один из китов начал спускаться ниже и подлетел к самой крыши, где стояла Марта. Он подлетел так близко к ней, что она смогла прикоснуться к его шершавой жесткой поверхности. Кит замер в воздухе прямо напротив ее лица, Марта прислонилась и обняла, насколько могла, гигантскую морду. И на несколько секунд под пение остальных китов они замерли в молчании, которое было полно чувств. И жирная томительная тишина пустого мира отступила. Потом кит поднялся к своим сородичам и они все вместе растворились в темнеющем вернем небе. А Марта опрокинулась в счастливый и по-детски беспечный сон.
С тех пор киты время от времени навещали ее. Кружили и пели чудесные песни. Иногда они кружили подолгу и Марта, лежа на теплой крыше, любовалась их полетом. И тогда ей грезилось какое-то смутное будущее, странные фантазии наполняли ее существо и даже начинали мерещиться неясные воспоминания. Марта легко пускала эти образы в себя и так же легко отпускала, когда киты улетали. Китовии визиты стали и смыслом, и поводом быть и выживать. И именно киты спасли ее в те две страшные зимы.
Но все же она сломалась в одно сырое и промозглое утро ранней весны. Сил не осталось вовсе. Она тяжело проболела зиму, но перезимовала. Дров и припасов едва хватило. Холода сошли, как лед с реки. Марта сидела по-турецки на крыше, завернувшись в спальник, у едва тлеющего костра. Дрова заканчивались, надо было отправляться на поиски. Но Марта не могла заставить себя подняться. Она пребывала в тупом оцепенении и безмыслии. Это было даже не отчаяние, а полная тотальная покорность. Она просто ждала, что произойдет что-нибудь. Нет, она ждала китов. И они прилетели снова. Марта с трудом поднялась и поковыляла к самому краю. Большой добрый кит, как и в первый раз, спустился и замер близко-близко. Марта погладила его острую шершавую морду.
- Я больше не могу. Забери меня. Пожалуйста, забери, - Марта шептала так тихо, без надежды быть услышанной.
Но кит ее услышал. Он раскрыл свою огромную глотку и в один короткий миг проглотил целиком.

Удивительно, как истошный крик младенца преображает казенную, ледяную, исколотую металлическим позвякиванием инструментов, обстановку родовой. Низкий булькающий и уходящий затем в заоблачные высоты крик существа, впервые увидевшего мир, наполняет этот самый мир радостью, которой, кажется, и не было в нем раньше.
- Вы молодец! Вы отлично справились! У вас крепкая здоровая девочка! Уже придумали имя? Как ее будут звать? – доктор одновременно оценивала состояние молодой матери и отвлекала вопросами. Та тяжело дышала, бледная и в поту, едва могла открыть глаза, но все же пыталась отыскать взглядом своего ребенка:
- Марта… Ее зовут Марта…

08.03.2017



Метки:

Лед на реке, точно пряничная глазурь
Была бы лазурь
Тогда не весна - июль
И я бы была немножечко влюблена
Пока же одна, пока же весна и хмурь

Но дерево бьется соком, кипит ручей
Там подо льдом, живой и пока ничей
Вот так же под настоящим пунктир лежит
О близком грядущем, что нам суждено прожить

Живу по два раза. И будто бы с двух зеркал
Я пью это время, что дважды дается в дар
Я пью эту воду, что кажется молоком
И тянется миг, у которого нет «потом»

08.03.2017

Метки:

Мы не видим, как частица
Превращается в волну
Но мы видим – в небе птица
И не знаем – почему?

Отчего она крылата?
Отчего к земле не гнет?
Птица в том и виновата
Что летает и поет

Так, как нам не научиться
Мы обучены ходить
Но мы видим в небе птица
Мы могли бы так любить

Как она всю жизнь летает
Как она всю жизнь поет
Как весною реки таят
Как весной непрочен лед

Так непрОчны наши сети
Что нас держат у земли
Так послушай песни эти
И, пожалуйста, взлети!

02.03.2017

Метки:

Мы доверяем лишь обману зрения
Насколько доверяем мы глазам
Настолько нам поверить страшно
В это сомнительное "там"

Что за пределами познания?
И что нам опыт говорит?
Но правда в том - у мироздания
Все, что реально, то гамбит ))

02.03.2017

Реверанс Борису Акунину ) впрочем, не только ему )

Метки:

В этом городе ледяном...

В этом городе ледяном
Даже само движение кажется онемевшим
Но сердце не бьется, а громко кричит о том,
Что любить нужно, будто нет правил и, в общем-то, нет надежды

Тем паче намерения уберечься или спастись
Любить нужно так, будто ты уже валишься в пропасть
Будто бессмысленна гонка, а значит ложись
Под невесомую лопасть

Судьбы или рока
И кроме прочего, и, в сущности, кроме Бога
В сухом остатке все-таки невозможность
Но любить нужно! Отчаянно и неосторожно
А предавать... А передавать, как всегда, нечаянно
Ведь нечаянно предавать можно

22.02.2017

Метки:

Ты меня никогда не любил
Ну и что? Так бывает и полно
Но наотмашь зато не бил
И не бил по больному

И не рвал рукава
И не резал на блюде
Что же делать? Всегда права
В том, что может быть, но не будет

Ты меня никогда не любил
Я не жду. Еле слышно
Я у Бога прошу не сил -
Чтобы дышло вышло!

07.02.2017

Метки:

Я любила тебя, пойми...

Я любила тебя, пойми
Да, любила! В прошедшем времени
Я просила чуть-чуть взаймы
Я просила тебя на коленях

Хотя знаешь, не в этом суть
И слова ничего не значат
Я любила тебя? Забудь
И забудь обо мне на сдачу

Это странно и очень смешно
Уподобившись водопаду
В щедрых брызгах на острое дно
Так бессмысленно долго падать

07.02.2017

Метки:

- Ты, понимаешь, ведь их же много. Ну, этих. Миров. И они все кем-то выдуманы. Так почему ты веришь только в один из них? Причем в тот, который самому тебе не очень нравиться? Ведь если их много, то можно выбрать!

12.02.2017

Метки:

Набирай по слогам прилежно, как ученик:
Ничего не прошу! И не проси хоть миг
Хоть малую часть мгновенья. Остановись
В своих вожделеньях, чтобы заметить жизнь

Чтобы затмить собою свет сотен солнц
Когда золотым соляром душа на холст
Уляжется аккуратно, как троеперст
Когда далеко до смерти, но ты воскрес

И чудом переродился, минуя рай
Когда ты в меня влюбился, я стала, знай
Твои настоящим, вечностью и судьбой
Землею и небом. Нет, я стала живой

11.02.2017

Метки:

Отвези и оставь меня на заброшенном маяке
Где по горло в песке уснувшие корабли
Обрастая ржавчиной, тихо скрепят во сне
И лишь горизонт безупречно натянутый вдалеке
Как и прежде синеет на песчаной своей мели

Что такое память для времени, если знаешь, что времени нет?
Только след на камне, лишь попытка оставить след
Там, где тебя не было. «Вчера» отражает свет
От того, что сейчас. Отвези меня, отвези

И я буду лежать накренившись, царапая мачтами свод
И древесное тело иссушат тугие ветра
И я буду лишь помнить о том, что такое ход
По огромной воде, хотя в ней никогда не была

А песок, как застывшее море наоборот
Я в него ухожу, как уходит сама вода
И возможно тогда настоящее море меня найдет
Потому что душа перельется за берега

И я стану одной из тех совершенных дев
Что бегут касаний, но стыдно волнуют взгляд
Стану притчей на глупых устах у тех
Кто словить и сломать меня был бы рад

Но не в силах даже целиком заключить в зрачок
Лишь себя беспрестанно ловит мыслями на крючок
И меня никому невозможно будет украсть
Пока я не решу сама, к чьим ногам упасть

Ты придешь, как утро, меня подобрать с песка
Я проснусь как будто: "совершенство" и "память" - одна тоска

03.02.2017

Метки:

МАРИЯ

Вечер, как махровое полотенце, тяжелый, сырой, набрякший от бессмысленной и почти механической усталости. Мария шла по городу. Она ненавидела и одновременно любила эту его февральскую анорексию. Рыхлое небо нависало над крышами, точно мокрая штукатурка. Мария шла по простывшим улицам безо всякой цели, просто шла. И ей казалось, тысячи Марий идут рядом с ней или навстречу, или едут в кашляющих автомобилях. И она могла бы легко заговорить с любой из них. И любая бы ответила. Какая-то обругала бы, какая-то улыбнулась. И все происходящее отдавало такой вязкой скукой, что единственно здоровым было бесцельно бродить. Ее охватывало чувство тотальной невозможности удивляться. Где бы она ни оказалась сейчас, она нашла бы лишь себя. И она шла, хотя знала, что от себя уйти не получится.
Мария чуть задержалась на перекрестке, раздумывая, куда направиться. Она знала город наизусть. Вернее, центр города. У нее здесь были свои маршруты, и в каждом имелось особое настроение или даже состояние. На набережной она всегда слегка отрывалась от земли и мечтала. Петроградская сторона наполняла душу трепетом и тишиной. А Лиговка откровенно угнетала. И все-таки она невозможно, немыслимо любила этот странный город, похожий на айсберг, огромная часть которого сокрыта под водой. И Мария с упорством Титаника тысячи раз разбивалась о его ледяные и прочные бока. Но разбивалась так, как бы в шутку, не до конца. Будто жила свою жизнь в несмешной репризе. Или даже в репетиции, когда после крика стоп, актеры сбрасывают роли, чтобы через пару минут заново повторить действие.
Итак, Мария мешкала, выбирая направление. Девочка, девочка, гроб на колесиках уже нашел твой город. Девочка, девочка, гроб на колесиках уже нашел твою улицу. Мария думала сейчас, что не живет, а, по сути, ждет, когда гроб на колесиках отыщет ее квартиру. И не то, чтобы это случиться скоро, но случиться же когда-нибудь. И подозревая, что у провидения довольно неприятное чувство юмора, Мария не ожидала, что финал когда-нибудь совпадет с ее ожиданиями и вообще хоть сколько-нибудь ее устроит. Поэтому следовало как-то разумно и с пользой распорядиться тем «сейчас», какое имелось. Ну, впрочем, не разумно, а во всяком разе повеселей. Но ничего веселее прогулок по исхоженным улицам, она так до сих пор и не придумала. В конце концов, не так уж и плохо. Ведь гораздо хуже делать вид, что все, чем ты так озабочен, имеет смысл и значение. Мария однажды это поняла и больше не могла притворяться. Она вообще не умела притворяться. Хотя людям иногда казалось, что она именно притворяется. Опять-таки особенности вселенского чувства юмора: когда ты наиболее всего открыт, твои поступки и суждения вызывают наибольшие подозрения у окружающих. Она перестала доказывать и стала паясничать. Юмор оценивали не все. Но те, которые понимали – а таких находилось немного – оставались в ее душе насовсем. Она дорожила каждым таким человеком, безмолвно обожала и в своей бесконечно любви страшилась и тревожилась за судьбу любого из них. Ей было важно, чтобы родные души проживали свои жизни счастливо. Не потому, что она была такой благородной. Просто их благополучие вселяло надежду.
Мария продолжала стоять на перекрестке не в силах двинуться дальше. Она не понимала, что ее держит. Но если рассуждать совсем уж откровенно, вся эта долбанная жизнь сводится к весьма простой мысли: способен ли ты переживать счастье прямо сейчас, пока твой долбанный гроб на колесах медленно и неотвратимо тебя разыскивает. Хорошо. Но, что значит сейчас? Сейчас она застряла на перекрестке, и если бы подобное могло ее осчастливить, то стоило бы, пожалуй, задуматься о визите к доктору. Или все-таки нет? Или о враче следует думать как раз тогда, когда ты не в силах быть счастливым без видимой причины? Счастье по причине, как сладкая газировка: чем больше пьешь, тем больше хочется, а в результате жир на заднице. Но ведь все люди так и живут. А жить по-другому никто не учит. Нигде об это не написано. Нет, кое-где, конечно, пишут, но чаще говорят. Но, положа руку на сердце, попытки понять и осмыслить затейливые продуховные эскапады приводят обычно к тому, что ты остаешься таким же психом, что и был, только с ковриком для йоги или в оранжевой хламиде. Ну, или пьешь, такой отечественный вариан просветления. В общем и целом, не вариант. Да и само просветление давно перестало казаться вариантом. Что это вообще такое? И главное на хрена оно нужно, если ты потом все равно также будешь «носить воду»? Черт, куда идти?
Мария нерешительно двинулась, чтобы перейти дорогу, но светофор как раз тускло затянулся красным. Ладно, положим, там под этим дурацким – кстати, действительно нелепо звучит: про светление, т.е. только про, не то самое, а только об этом – ну, допустим, там что-то такое все же есть. Каким образом можно туманное нечто признавать целью всей твоей, довольно непродолжительной в масштабах вселенной, жизни? На фига? Вот на фига всему бесконечному мирозданию сдалось, чтобы какая-то крошечная чебурашка, вроде меня, которая дышит и существует ничтожно короткий отрезок времени, непременно что-то там познала и от чего-то там освободилась? Епрст, если это так важно, на кой ляд тогда было меня запирать в невежестве. Или снова вселенский юмор? Развлекаются так что ли мать-природа и отец-универсум?
Все пойду туда. Мария повернула направо, где только что погас зеленый. Как хотите, но меня такое ничуть не развлекает. Хотя бы даже потому, что я, как хрюшка на манеже вынуждена что-то изображать за угощение. А тем, кто сидит и наблюдает, хорошо видно, где выход, но им вовсе не интересно будет, если хрюшка сбежит слишком рано. Нет, подруга, эдак можно додуматься до суицидальных альтернатив. Хотя вон у Шекспира, так-то, неплохо изложена проблематика простых решений: что благородней духом покоряться пращам и стрелам яростной судьбы… Но он-то поэт, а поэт любую чушь сморозит и будет прав. Поэт вообще не обязан давать внятные ответы. Он возит словами туда сюда, из пустого в порожнее. Ведь, сука, Шекспир, так и не ответил, что там на самом деле благороднее. Замочил всех и точка. Даже проходных Розенкранца и Гильд-какеготам-стерна не пощадил. А все только для того, чтоб от ответа уйти. Вот ведь какая тварь, оказывается! Потому что не было у него никакого ответа. Он сам понятия не имел, для чего весь балаган. Оттого и краски сгустил. Потому что, когда каждую минуту кто-то на сцене мрет, некогда задаваться вопросом: автор, а вы собственно к чему ведете?

- Алло, ну что? Была у врача?
- Да.
- Что да? Подтвердилось?
- Да.
- Значит, мы будем родителями!
- Ты чего так радуешься? Это, блин, такая ответственность!
- И что?
- Как что? Мы сами, блин, жить не умеем! Чему мы ребенка научим?
- Ну, придумаем что-нибудь, не ссы. Время-то пока есть. Ты где? Давай я тебя подхвачу, я уже освободился.

31.01.2017

Метки:

Город вздрагивает под тенью города
Словно теплое тело вздрагивает под одеждой
Городу в феврале холодно
Но у города есть надежда

На солнце, на теплые дни, на беспечный май
Погадай, запечатай мысли, отправь на небо
Выбирать опасно, и значит не выбирай
Пусть тебя выбирают дни, похожие иногда на невод

Пусть водят за нос, за руку и за край
Пусть берут тебя разом, присваивают названия
Но ты остаешься игрушечной дверцею в рай
Чуть-чуть приоткрытым, немножечко обещанием

Ты знаешь, ведь май придет, но не будет вечным
Растает скоро, как за щекой карамель
Ты все понимаешь, ведь ты такой взрослый, конечно
И что тебе делать теперь?

Теперь же февраль - прозрачная сукровИца
Сочится, струится, залечивает дожди
Возможно февраль - это лучшее время влюбиться
Хорошее время для нежности и любви

И все от того, что в любви хороши изъяны
Немного сомнений, слабости и тревог
И не потому, что сила - удел великанов
А лишь для того, чтобы кто-то пришел и помог

Хоть ты и не просишь и даже далек от мысли
Ты слишком силен и привык к натяженью волны
Но я говорю тебе - выдохни, вычеркни, выспись
Прими, как подарок, беспомощность для любви

31.01.2017

Метки:

Картинка крошИтся под взглядом
Туман как тяжелый вздох
Я знаю, для жизни надо
Не много, ведь с нами Бог

Я знаю. Мне верить не нужно
И не зачем причитать
Молитвенно. Мысли кружат
Но их не к чему листать

Но все-таки, все-таки слышишь?
Я здесь на краю Земли
Стою тише маленькой мыши
И дней прогорают огни

И в каждом листе календарном
Записано наперед
И что там ни есть благодарно
Беру, и беру на учет

Но все-таки, все-таки слышишь?
Я здесь на краю Земли
Стою, под ногами крыши
А я все молю о любви

26.01.2017

Метки:

Profile

pure_salt
pure_salt

Latest Month

Апрель 2017
Вс Пн Вт Ср Чт Пт Сб
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom
Разработано LiveJournal.com